luccicu (luccicu) wrote,
luccicu
luccicu

Газданов.

"Его философия отличалась отсутствием иллюзий: личная участь неважна,
мы всегда носим с собой нашу смерть, то есть прекращение привычного
ритма, чаще всего
мгновенное; каждый день рождаются десятки одних миров и умирают десятки
других, и мы проходим через эти незримые космические катастрофы, ошибочно
полагая, что тот небольшой кусочек пространства, который мы видим, есть
какое-то воспроизведение мира вообще. Он верил все-таки в какую-то
трудноопределимую систему общих законов, далекую, однако, от всякой
идиллической гармоничности: то, что нам кажется слепой случайностью, есть
чаще всего неизбежность. Он полагал, что логики не существует вне условных и
произвольных построений, почти математических; что смерть и счастье суть
понятия одного и того же порядка, так как и то и другое заключает в себе
идею неподвижности.
- А тысячи счастливых существований?
- Да, людей, которые живут, как слепые щенята.
- Не непременно, может быть иначе.
- Если у нас есть то свирепое и печальное мужество, которое заставляет
человека жить с открытыми глазами, разве вы можете быть счастливы? Нельзя
даже представить себе, чтобы те, кого мы считаем самыми замечательными
людьми, были счастливы. Шекспир не мог быть счастлив. Микеланджело не мог
быть счастлив.
- А Франциск Ассизский?
Мы проходили по мосту через Сену. Над рекой стоял ранний туман, сквозь
который возникал полупризрачный город.
- Он любил мир, как люди любят маленьких детей, - сказал Вольф. - Но я
не уверен, что он был счастлив. Вспомните, что Христос был неизменно
печален, и вне этой печали христианство немыслимо вообще.
Потом он прибавил другим тоном:
- Мне всегда казалось, что жизнь чем-то похожа на путешествие в поезде,
- эта медлительность личного существования, заключенная в стремительном
внешнем движении, эта кажущаяся безопасность, эта иллюзия продолжительности.
И потом, в одну неожиданную секунду, - рухнувший мост или развинченная
рельса и то самое прекращение ритма, которое мы называем смертью.
- Вы представляете себе ее именно так?
- А вы видите ее иначе?
- Не знаю. Но если нет этого насильственного прекращения ритма, как вы
это называете, то это может быть по-другому: медленный уход, постепенное
охлаждение и почти незаметное, почти безболезненное скольжение туда, где
слово "ритм" уже, наверное, не имеет смысла"
Tags: Почитать на досуге...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments