Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

февраль-1978

Мысли вскользь...

Все, что касается думать - это обязательно читать, а не слушать или смотреть коллективно созданный продукт. Ну, или слушать рассказ от первого лица.
Вспомнился Чехов, который не любил "умных разговоров", а любил слушать какие-либо просто рассказанные истории. Когда-то это меня удивляло, а сейчас нет.
морошка

"Самая аппетитная книга во всей нашей мемуарной словесности"

"Самая аппетитная книга во всей нашей мемуарной словесности. Все в ней живописно, драматично, эффектно ..." К.И. Чуковский.


Подруга темной участи моей…
Н.Некрасов

ВОСПОМИНАНИЯ

Авдотья Панаева и ее воспоминания

https://royallib.com/read/panaeva_avdotya/vospominaniya.html#0


Пожалуй, самые живые и образные представления о человеческой натуре Великих наших литераторов (Тургенева, Писемского, Достоевского, Тютчева) получила из этих мемуаров.

Про Герцена (зачитывалась им в студенческие годы):
"В продолжение своего визита он поражал меня блеском остроумия и неожиданными парадоксами в своем разговоре. Смотря на него и на Грановского, я не знала, кому отдать преимущество: кипучей живости и блеску остроумия Герцена, или спокойной задумчивости и ясному уму Грановского"

"Жена Герцена была хорошенькая, но в ее лице не было жизни; она говорила плавно, не возвышая и не понижая голоса."

Я откровенно созналась, что нашла в ней что-то неестественное и мне не понравилось слишком явное ее самомнение, будто она стоит выше всех ее окружающих женщин. Я пошутила, прибавив, что, должно быть, провалилась на сделанном ею мне экзамене и получила единицу за свои прозаические взгляды на жизнь"
морошка

Александр Межиров.

Я должен сделать то, что было мне поручено.
За это ничего
При жизни на земле не будет мной получено.
Но это ничего…
-------------------------------------


Под старым небом.

Мы живем под старым небом,
В эту землю уходя,
Становясь насущным хлебом
При содействии дождя.
При посредстве солнца в небе
Воскресаем где-то здесь,
На земле - в насущном хлебе, -
Хлеб насущный даждь нам днесь.

В чистом поле год был прожит,
И понятно стало мне:
Человек с лопатой может
Прокормить себя вполне.
------------------------------

Collapse )
------------------------------------------------------
Всё сказанное мной гроша не стоит, -
В цене лишь то, о чём я умолчал.

--------------------------------------

нашла у https://niktoinikak.livejournal.com/1158934.html#t825878
морошка

(no subject)

Антон Чехов. Мысли о жизни






Антон Павлович Чехов родился 17 января 1860 года в Таганроге, Екатеринославская губерния (теперь Ростовская область) - умер 2 июля 1904 года в Баденвайлере (Германия). Русский писатель, прозаик, драматург. Общепризнанный классик мировой литературы. По профессии врач.

Почётный академик Императорской Академии наук по разряду изящной словесности (1900-1902). Один из самых известных драматургов мира. Его произведения переведены более чем на 100 языков.

Пьесы Чехова, в особенности «Чайка», «Три сестры» и «Вишнёвый сад», на протяжении более 100 лет ставятся во многих театрах мира.

Давайте прочитаем правила жизни великого писателя!

*материалы подготовлены журналом Esquire

В работе надо быть смелым. Есть большие собаки и есть маленькие собаки, но маленькие не должны смущаться существованием больших: все обязаны лаять — и лаять тем голосом, какой господь бог дал.

Трудно понять человеческую душу, но душу свою собственную понять еще трудней.

Если бы я не был хохол, если бы я писал ежедневно, хотя бы по два часа в день, то у меня давно бы была собственная вилла. Но я хохол, я ленив. Лень приятно опьяняет меня, как эфир, я привык к ней — и потому беден.

Я того мнения, что истинное счастье невозможно без праздности. Мой идеал: быть праздным и любить полную девушку. Для меня высшее наслаждение — ходить или сидеть и ничего не делать; любимое мое занятие — собирать то, что не нужно (листки, солому и проч.), и делать бесполезное. Между тем я литератор и должен писать даже здесь, в Ялте.

В Ялте нельзя работать, нельзя и нельзя. Далеко от мира, неинтересно, а главное — холодно.

Здесь все нет дождей. Вот где сухо, так сухо! Бедные деревья, особенно те, что на горах по сю сторону, за все лето не получили ни одной капли воды и теперь стоят желтые; так бывает, что и люди за всю жизнь не получают ни одной капли счастья. Должно быть, это так нужно.

Если буду жив, я уже не стану зимовать в Москве ни за какие пряники. Как октябрь, так и вон из России.

Никогда больше для театра писать не буду. Для театра можно писать в Германии, в Швеции, даже в Испании, но не в России, где театральных авторов не уважают, лягают их копытами и не прощают им успеха и неуспеха.

Если человек присасывается к делу, ему чуждому, например, к искусству, то он, за невозможностью стать художником, неминуемо становится чиновником. Сколько людей таким образом паразитирует около науки, театра и живописи, надев вицмундиры!

Кому чужда жизнь, кто неспособен к ней, тому больше ничего не остается, как стать чиновником.

Collapse )
февраль-1978

Открытие...

С большим интересом дочитала "Доктора Живаго".
И именно с интересом, а начинала чтение с большим усилием, заставляя себя.
Всё размыто, всё ускользает...
И так примерно до середины романа...
И вдруг волшебство...

Потом нашла для себя объяснение столь долгого погружения в письме Пастернака к С. Спендеру:

" ...В свои ранние годы я был поражен наблюденьем, что существование само по себе более самобытно, необыкновенно и необъяснимо, чем какие-либо отдельные удивительные случаи или факты. Меня привлекала необычность обычного. Сочиняя музыку, прозу или стихи, я следовал некоторым представлениям и мотивам, развивал определенные сюжеты и темы. Но высшим удовольствием было добиться чувства реальности, уловить её вкус, передать саму атмосферу бытия, ту окружающую среду, охватывающую форму, куда погружены и где не тонут отдельные описанные предметы. Но - странным образом - раздумывая об отличительных особенностях восприятия жизни, иными словами -осознанного существования, пытаясь выразить те же ощущения средствами искусства, я прихожу к выводам если не прямо противоположным тенденциям вышеназванных шедевров /Достоевского, Толстого, Диккенса, Флобера/, то по крайней мере, к наблюдениям несходным со взглядами наших предшественников и учителей. Если бы мне надо было нарисовать широкую картину живой действительности, я не надеялся бы добиться чувства объективности, подчеркивая статику судьбы, непреложность естественных законов, правильность нравственных установлений. Чтобы достичь правдивого сходства подражательных приемов искусства и живого опыта реально пережитого, недостаточно передать свое представление в живом мгновенном движении. Я бы представил себе (выражаясь метафизически),что видел природу и вселенную не как картину на недвижной стене, но как красочный полотняный тент или занавес в воздухе, который беспрестанно колеблется, раздувается и полощется на каком-то невещественном, неведомом и непознаваемом ветру.
То ли это недостаточное и обрывочное знание о различных физических волнах как внешней движущей силе наших субъективных ощущений, или оставшийся привкус легенды о сотворении мира, или представление о жизни как об узком промежутке между рождением и смертью, - но всегда я воспринимал целое - реальность как таковую - как внезапное, дошедшее до меня послание, неожиданное прибытие - и всегда старался воспроизвести эту черту чего-то посланного и нацеленного, которую, как мне казалось, находил в природе явлений. Это единственное, что я мог бы не противопоставить, но прибавить к аллегорически направленной критике: то есть, что сверх и за всеми указанными и выделенными пустяками(даже в их обостренном волшебстве), и помимо значительности описанных человеческих судеб и исторических событий, фактов и происшествий как движущееся целое, как развивающееся, проходящее, проносящееся, прокатывающееся вдохновение, как если бы действительность сама обладала свободой и выбором и сочиняла саму себя, отбирая из бесчисленных вариантов и версий.
Отсюда - недостаточная обрисовка действующих лиц, которую мне ставят в упрек(скорее чем очерчивать их, я старался их затушевать), отсюда откровенность произвольных "совпадений" (этим я хотел показать свободу бытия, правдоподобность, которая соприкасается и граничит с невероятным)
...

P.S. Впервые пожалела, что не прочитала этот роман раньше, ну хотя бы лет на двадцать(?), только не в юном возрасте, как это навязывают школьникам сейчас и как нам когда-то навязывали в школе роман "Война и мир", который я прочитала полностью только недавно и нисколько не пожалела, что не сделала этого раньше, тут всё как раз ко времени...
морошка

Память...

Сегодня день рождения Михаила Задорнова (21.07.1948-10.11.2017)
Вдруг вспомнила...
Раньше вспоминать приходилось, ну даже не самой, а с чужой (СМИ) подачи дни рождений Пушкина, Гоголя, Толстого, Чехова...
А сейчас уже не нужно чужой подачи, вспоминаешь своих современников...
Эх, как жаль...
Не хватает...
морошка

Читая И.С. Тургенева...

Литературные и житейские воспоминания.



"Имей он талант Брюллова, или имей Брюллов душу и сердце Иванова, каких чудес мы были бы свидетелями! Но вышло так, что один из них мог выразить всё, что хотел, да сказать ему было нечего, а другой мог бы сказать многое — да язык его коснел"

Источник: http://turgenev-lit.ru/turgenev/vospominaniya/literaturnye-vospominaniya/poezdka-v-albano-i-fraskati.htm
февраль-1978

Мудрая притча, которая подскажет, как научиться разбираться в людях.

Однажды ученик спросил Старца:
— Как мне научиться разбираться в людях, — кому мне доверять и кого опасаться?
— Скажу тебе вначале, кого нужно опасаться, — сказал Старец.

— Опасайся самого смиренного с виду! Когда увидишь, что кто-то кладет перед тобой поклоны, обнимает тебя и выказывает тебе свое необыкновенное расположение, того ты опасайся — больше всего!
— Как же так, Старче? — удивился ученик. — Объясни мне!
— Потому что он первый и предаст тебя! — ответил Старец со вздохом.

— А кому же мне доверять? — спросил ученик.
— Доверяй тем, кто прост с тобой и говорит тебе Правду, какая бы она ни была, эти люди первыми придут к тебе на помощь!


Сказал старый монах:
— Истинное смирение всегда — незаметно, поэтому его трудно найти; но когда найдешь его, оно тебя никогда не предаст